Венок из лотоса

Джеймс Хэдли Чейз: «Венок из лотоса»

– Благодарю за наставление, – сказал Джефф, – но это не для меня. И все-таки гнетущее одиночество заставило его направиться в «Парадиз-клуб». Непринужденная обстановка этого заведения приятно удивила его, и он не заметил, как промелькнул вечер. Он танцевал с разными девушками, и они показались ему забавными. Он выпил с Блэкки Ли виски. Толстый китаец оказался приятным собеседником. И самое главное, этот вечер не обошелся ему слишком дорого. Джефф начал посещать клуб. Эти визиты заполняли его вечера. Вскоре Блэкки посоветовал ему подобрать какую-нибудь девушку. – Есть одна девушка, она могла бы вам понравиться, – сказал он. – У нее большая семья. Я говорил с ней, она согласна познакомиться с вами. Лучше иметь постоянную девушку. Хотите с ней встретиться? – Что значит большая семья? – нахмурился Джефф. – Она замужем и у нее много детей? Блэкки засмеялся. – Она не замужем. Она содержит мать, трех младших братьев и старого дядю. Я подошлю ее. Если подойдет, скажите мне. Я все улажу. – Просто не знаю, – ответил Джефф, хотя предложение заинтересовало его. – Давайте посмотрим ее как-нибудь. Стоя на стремянке и тщательно отмечая карандашом место, в которое намеревался вбить гвоздь для картины, он вспомнил свою первую встречу с Нхан Ли Квон. Он выбрал столик достаточно далеко от громко игравшего филиппинского джаза. Площадка была заполнена танцующими. Слабое освещение зала, не позволявшее на расстоянии десяти шагов различать лица людей, создавало обстановку интимного уюта и непринужденности. Нхан Ли Квон появилась неожиданно и бесшумно. Он смотрел в проход между столиками, надеясь увидеть ее прежде, чем она подойдет, а она приблизилась сзади. Она была во вьетнамском национальном костюме – белых шелковых брюках, поверх которых была наброшена розовая накидка из нейлона. Расчесанные на пробор посредине маленькой головки блестящие черные волосы девушки мягкими волнами опускались на плечи. Нежная желтоватая кожа напоминала по цвету слоновую кость. Лишенный переносицы нос, губы, чуть более толстые, чем губы европейских женщин, и прекрасные черные глаза делали ее лицо похожим на кукольное. Она выглядела хрупкой, как тонкая статуэтка, вырезанная из слоновой кости. Она улыбнулась. Джеффу не приходилось видеть таких белых сильных зубов. Он с любопытством оглядел ее лицо, шею, прикрытую высоким воротником накидки, затем взгляд его опустился еще ниже, и он увидел два бугорка, которые вызывающе оттягивали бледно-розовую ткань. Джеффу уже приходилось слышать об уловках вьетнамских девушек. Сэм Уэйд из американского посольства просветил его, как только он появился в Сайгоне: – Гляди, парень, чтобы эти выпуклости не обманули тебя, эти куклы плоские спереди и сзади, как мальчишки. Увидев в кино Лолу и Бардо, они осознали свои недостатки. Прогуляйся по рынку, и ты увидишь, как они приобретают свои формы. Я прикинул, продажа этих фальшивок – самое прибыльное занятие в этой дыре. – Я Нхан Ли Квон, – сказала девушка, присаживаясь напротив Джеффа. Она говорила на прекрасном французском языке. – Вы можете называть меня Нхан. Довольно долго они разглядывали друг друга. Джефф затушил сигарету, он неожиданно ощутил волнующий трепет. – А я Стив Джефф, – ответил он. – Вы можете называть меня Стив. Все произошло на удивление просто. Джефф опустился за гвоздем, который подал ему Хоум. Он установил гвоздь точно в том месте, где была сделана карандашом отметка, взял протянутый ему Хоумом молоток и точно ударил по шляпке. Вот так он и нашел бриллианты. От удара молотка по гвоздю отвалился большой квадратный кусок штукатурки, обнаружив

Made with